Гость | Группа "Гости" | RSS

 

Главная Мой профиль Выход

 
 Першая беларуская палітычная сацыяльная сетка
 
 

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 941

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » 2010 » Октябрь » 12 » Судьи! Не берите грех на душу!
15:08
Судьи! Не берите грех на душу!

Игорь Тишкин работал председателем Климовичского районного суда в 2000-2007г. С этой должность его освободил лично Лукашенко указом 1 июня 2007 года якобы за нарушение закона. Ещё до появления указа Игорь Тишкин успел выехать из Беларуси вместе с семьёй. 

 

В 2009 году Игорь Тишкин получил политическое убежище в Польше. До сих пор не рассказывал реальных причин своей иммиграции и не называл фамилий. О коррупционной системе Могилёвской области, о кланах беларуской власти и объективности беларуских судов, рассказывает Игорь Тишкин, судья, поступавший по закону.

 

Каков  мотив Вашей иммиграции за границу?

 

Тишкин: Мотивом моего выезда является безопасность моей семьи.

Я не шёл "на поводу” у вышестоящего руководства и объективно оценивал каждое дело. Будучи председателем  суда г. Климовичи, особое внимание уделял контрабандным  делам. В основном это нелегальный вывоз цветного метала за пределы РБ. Но самое больное место – это спирт. Климовичский ЛВЗ ежегодно поставляет в Россию тонны "чёрного” спирта. За этим пристально наблюдают и контролируют местные власти. В мою бытность это был председатель районного исполнительного комитета Коновалов, тесно сотрудничавший с РОВД. Цепочка  не заканчивалась районной властью. Район отчитывался перед областным (Могилёвским) руководством, а область в свою очередь перед Минском.

 

"Цепочкасуществует сегодня?

 

Тишкин: Безусловно. Из моих российских, беларуских источников поступает информация о том, что контрабанда метала и спирта идёт по сей день. Могу с уверенностью сказать, что не последнюю роль в этом играет действующий начальник Климовичского РОВД Симонов Юрий Петрович. На одной из закрытых вечеринок, по случаю Дня милиции, Симонов, в присутствии коллег, и находясь в состоянии алкогольного опьянения, заявил: "Я должен убрать Тишкина из района, это приказ с верху”. Кто мог отдать такой приказ не трудно догадаться. Моим делом занималось лично КГБ.

 

Кто контролировал эти потоки?

 

Тишкин: Контроль ведёт председатель Бобруйского горисполкома Дмитрий Бонохов (бывший директор Климовичского ЛВЗ), ставленник Виктора Лукашенка. Спирт для переработки на Климовичское ЛВЗ привозили из Бобруйска, потом его поставляли в Российскую Федерацию. Этот бизнес приносит им огромные деньги.

 

Вам предлагали "долю” за молчание?

 

Тишкин: Да, предлагали. Это произошло во время моего переназначения. Согласие на переназначение судьи в РБ даёт непосредственно пред. Райисполкома. Он же и предложил мне работать.  Мой ответ был однозначным "Работать с Вами я буду в рамках закона”. Тогдашним председателем райисполкома был господин Коновалов, искренне верил в режим.  Стоило ему немного разочароваться и "некорректно” выразиться в адрес В. Шеймана, как сразу угодил за решётку. Позднее за мошенничество посадили его  сына, сотрудника МВД.

 

Как поступить беларускому судье в случае когда закон требует одного а люди  "сверху” совершенно иного?

 

Тишкин: Каждый судья думает, что поступает честно, но объективно ли он поступает. Если нет доказательств, то лучше направить дело на доработку. Если есть основания для прекращения – прекратить, но не брать грех на свою душу. Если судья не погряз в коррупции, то чего ему нечего боятся. Я видел судебные процессы в Польше. Видел, какую роль здесь играет адвокат, а какую прокурор. Закон в Польше – это всё, и никто не имеет право нарушить этот закон,  кем бы он ни был.  Вот с кого нужно брать пример.

 

Много ли "объективных” судей в Беларуси?

 

Тишкин: С каждым днём их становится всё меньше. Независимым судьёй в Беларуси быть невозможно. Если не решит вопрос, не получит квартиру, жена не будет работать в хорошем месте, дети не будут учиться в университете. Когда я отказался сотрудничать, уволили моего брата , племянника из милиции, сестру из налоговой инспекции, началось давление на старшую дочь в техникуме. Я прошёл через это.

 

Становится судья соучастником идя на поводу?

 

Тишкин: Безусловно. Судья становится соучастником беззакония, правового "беспредела”, который творится в Беларуси. Если судья идёт на поводу у какого то клана, либо личности, он становится преступником. Разумеется, он думает, что исполняет свой долг, я тоже так думал. Из меня, председателя суда, сделали взяточника, мошенника.

 

Что Вам известно о "кланах”?

 

Тишкин: Из личного примера. В 2001 году ко мне в суд поступило на рассмотрение дело начальника налоговой инспекции климовичского района Стефаненко Нины Николаевны. Дело в том, что её сын учился в сельскохозяйственной академии по поддельным документам. Не трудно догадаться благодаря кому эти документы были получены, поэтому я отстранил Стефаненко от должности за превышение служебных полномочий.  Сразу же дело передали в областной суд, который отменил мой приговор.  Нина Николаевна заняла пост начальника финансового отдела Климовичского райисполкома.

   В 2006 году мои полномочия, председателя суда, закончились. Для переназначения, я должен был пройти согласование у господина Лавринкова, руководителя администрации президента по могилёвской области. Находясь у него в кабинете, он припомнил мне дело пятилетней давности и сказал: "Я думаю, подписывать Вам или нет, помните дело Нини Николаевны, не строго ли Вы с ней поступили?”, после чего я ответил "я поступил в соответствии с законом”, "C Вами тоже поступят по закону.”- закончил Лавринков. После этих слов за мной началась слежка, круглосуточная прослушка. Документы о моём переназначении дошли да Администрации президента. Я прошёл все согласования и документы должны были попасть на подпись к Питкевич, но почему то попали на стол к министру юстиции с просьбой об снятии с меня иммунитета судьи и отстранении от должности в целом. 

Так и вышло, я был отстранён от должности указом президента Лукашенко от 1 июня 2007 года. Вот Вам и кланы. А сформировались они благодаря руководству страны, которое на личном примере показывает остальным как нужно работать, что бы всё проходило через одни руки. Между прочим, Стефаненко Нина Николаевна, возглавляет сегодня Фонд социальной защиты населения Республики Беларусь в Климовичах.

 

 

Что бы произошло в случае вашей экстрадиции в Беларусь?

 

 

Тишкин: Я бы не дожил до суда. Какой может быть суд в Беларуси, если сам Лукашенко заявлял: "Это наши судьи”. О каком объективном процессе можно вести речь. Сколько людей не дожило до суда, скольких людей осудили по сфабрикованным делам. Где без вести пропавшие политики и журналист? Моя экстрадиция в Беларусь была бы нарушением международной конвенции о статусе беженцев. Выдавать людей нельзя Беларуси только по одной простой причине – в Беларуси нет независимых судов.

 

По сегодняшний день Вас разыскивает "Интерпол”. Вас это не смущает?

 

Тишкин: Да, действительно это так. Я, получивший статус политического беженца в Польше, нахожусь в замкнутом пространстве. Пределы Польши покинуть не могу. Беларусь упорно продолжает платить огромные деньги "интерполу” за моё фото. Делают они это для того, что бы унизить человека и дать понять, что играть с огнём не стоит в Беларуси.  Но я не один человек, бежавший от диктатуры, в Варшаве есть фонд "Открытая Беларусь”, который  объединил людей с общей целью -  показать истинное лицо беларуского диктатора международному сообществу. Что касается Интерпола, то мы политические беженцы, письменно обращаемся в Европейский парламент, Раду Европы, а главное в Лион.

 

А как обстоит ситуация с выездом в СНГ?

 

Тишкин: Кроме "Интерпола”,  у стран СНГ есть своё соглашение о взаимовыдаче, у меня родственники в России, мне предлагали хорошую работу в Санкт – Петербурге. Нам,  политическим беженцам из Беларуси, въезд в СНГ, к сожалению, закрыт.

 

 

Просмотров: 3629 | Добавил: panamarou

Погода Беларусь

 
Поиск

Календарь
«  Октябрь 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Архив записей
 
Друзья сайта

 


Copyright MyCorp © 2019